ЖЗЛ. Мьюзишнз-онли

22/4/2017
...-го ...бря 19..-го года в Москву поездом прибыл директор Петербургской Консерватории Александр Константинович Глазунов по своим глазуновским делам. Выйдя на платформу Ленинградского вокзала, он огляделся по сторонам и спросил сам у себя:
- Так-с... и куда же мне сейчас идти?
Поразмыслив некоторое время, Глазунов решил:
- К Танееву. Больше идти некуда.
Через полчаса он уже подходил к дому № ... на Большой Никитской. Поднявшись на третий этаж, Глазунов постучал в дверь.
- Кто там? - раздался голос из-за двери.
- Это не Танеев... - подумал Глазунов, но вслух произнёс: - Это я, Глазунов.
Дверь открылась. На пороге стоял Рахманинов:
- Александр Константинович, Вы?
- Серёжа! - обрадовался Глазунов, - здравствуй, дорогой мой друг! А где Танеев?
- Сергей Иванович уехал по делам. Да Вы заходите, не стойте на пороге, - Рахманинов посторонился.
- Спасибо, - буркнул Глазунов, проходя внутрь, - а ты здесь что делаешь?
- Я... мы Концерт пишем, - ответил Рахманинов и закрыл дверь.
- Ха! Кто это - мы? - Глазунов вопросительно посмотрел на Рахманинова.
- Да Саша Скрябин тут сидит вместе со мной, нам Танеев ключи дал, сказал - можно позаниматься.
Из-за дверей соседней комнаты показались рыжие усы Скрябина, а потом - сам Скрябин.
- О! Александр Константинович! Доброго здоровья Вам! - сказал он.
Глазунов учтиво кивнул и поинтересовался:
- У вас что, разделение труда при написании Концерта?
- Серж пишет, а я ему голосоведение, оркестровку и гармонию правлю, - гордо произнёс Скрябин.
- Оч-чень интересно... - Глазунов усмехнулся, - а покажите-ка мне Концерт.
- Александр Константинович, он же ещё не окончен даже, - слабо запротестовал Рахманинов.
- Ишь вы какие суеверные стали. Ну хотя бы в какой он тональности, вы мне скажете?
- А Вы угадайте, - вдруг осмелел Рахманинов, мысленно припомнив Глазунову провал своей Первой симфонии.
- Э-э, нет, я так не играю... хотя - давайте так: если я угадаю, то он достаётся мне.
- А если нет?
- А если нет - я вам дарю свою Шестую симфонию.
Рахманинов прикинул вероятность угадывания Глазуновым тональности. Получилось 1/24. Немного, подумал он и сказал:
- Ну, давайте так.
Глазунов прищурился, почесал затылок и выпалил:
- Фа минор!
Скрябин и Рахманинов переглянулись.
- Угадал... - разочарованно протянул Скрябин.
- Хе-хе... ну давайте сюда ваш клавирчик, - потирая руки, довольным голосом произнёс Глазунов.
Скрябин нехотя передал клавир в руки Глазунова.
- Так он же не окончен ещё... - попытался снова протестовать Рахманинов.
- Пустяки, я его сам окончу, - Глазунов пролистнул несколько страниц, - вариации во второй части... узнаю Скрябина. Ну я пошёл, не буду вас больше беспокоить. Серёжа, открой мне дверь, - Глазунов развернулся и с клавиром под мышкой вышел из дома.
Рахманинов вернулся в комнату и, мрачный, уселся возле рояля.
- Эх, Серж, Серж... - вздохнул Скрябин, - и чего ты с ним спорить стал... какой концерт был прелестный...
- А ну его, Саша, - встрепенулся Рахманинов, - пусть пользуется. Гори оно всё синим огнём!
При этих словах Скрябин изменился в лице.
- Синим огнём?! А это интересная мысль... - Скрябин встал и засобирался уходить, - это же гениально! У меня, кажется, родилась новая тема. Извини, я тебя покину. До встречи! - Скрябин пулей вылетел во двор.
- Ну вот, совсем я один остался, - подумал Рахманинов, - что ли, сочинить что-нибудь...
И, взяв несколько аккордов, он стал сочинять романс Всё отнял у меня...
В поезде на Петербург Глазунов спешно дописывал Концерт и ворчал:
- Вот Серёжа какой нехороший... даже окончить Концерт для меня не мог... где бы тему взять? А, возьму из первой части, никто ничего и не заметит. Пусть двухчастный будет.
А на следующее утро после прибытия Глазунов в Консерватории хвастался перед своими коллегами:
- Во какой я Концерт написал! - и показывал клавир.
Все листали клавир, кивали и шептались:
- Какой у нас ректор замечательный, какие концерты пишет...
И только молодой студент Серёжа Прокофьев говорил всем:
- С каких это пор у нашего ректора такая фортепианная техника... Нет, тут что-то не так!
Но на него только шикали и обещали доложить Глазунову.
А Концерт через некоторое время был исполнен, и у Глазунова был шумный успех.
Так и говорят с тех пор: Первый Концерт для фортепиано с оркестром фа минор Александра Глазунова.

ВНИМАНИЕ: ЭТО ТОЛЬКО ПСЕВДОИСТОРИЧЕСКАЯ БАЙКА, СОЧИНЁННАЯ МНОЙ ПОД ВПЕЧАТЛЕНИЕМ ОТ ПРОСЛУШИВАНИЯ ЭТОГО КОНЦЕРТА. ПРОСЬБА НЕ ПРИНИМАТЬ ЭТО ЗА ЧИСТУЮ МОНЕТУ! ПОСЛУШАЙТЕ И САМИ ДЕЛАЙТЕ ВЫВОДЫ.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *